Huawei как солдат и жертва кибервойны.

Huawei как солдат и жертва кибервойны.

Безопасна ли продукция китайского электронного гиганта?

12 декабря Верховный суд канадской провинции Британская Колумбия решил освободить под залог финансового директора и дочь основателя китайского телеком-гиганта Huawei Мэн Ваньчжоу. Ее арест связан не только с торговлей, это часть большой "холодной кибервойны", которая разворачивается между Китаем и США в последние годы. Ситуация с Huawei, крупнейшим в мире производителем телекоммуникационного оборудования, во многом напоминает то, с чем столкнулся российский разработчик антивирусов "Лаборатория Касперского".

 

Обе компании – китайскую и российскую – в США подозревают в связях с правительствами и военными своих стран, а продукты Huawei и "Лаборатории Касперского" считают инструментами сбора разведывательных данных. В обоих случаях конкретные доказательства шпионской деятельности представлены не были, но компаниям пришлось фактически покинуть американский рынок, сосредоточившись в других странах, в том числе на рынках друг друга.

Ваньчжоу была задержана 1 декабря по запросу властей США, которые подозревают компанию в нарушении торговых санкций в отношении Ирана, ровно в день встречи президента США Дональда Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина на саммите G20 в Буэнос-Айресе. Арест топ-менеджера одной из крупнейших китайских компаний на фоне достижения договоренности о приостановке торговой войны тогда крайне возмутил Пекин.

Мэн Ваньчжоу в суде
Мэн Ваньчжоу в суде

Huawei и Weihua

Компания Huawei (с китайского языка это название можно перевести и как "прекрасное деяние" и как "Китай имеет возможности") была создана в 1987 году Жэнем Чженфэем, бывшим военным инженером Народно-освободительной армии Китая. Небольшая фирма с уставным капиталом в всего несколько тысяч в долларовом эквиваленте начинала с реверс-инжиниринга, то есть, по большому счету, копирования западных образцов коммутационного оборудования для офисных АТС. Параллельно компания инвестировала в собственные исследования и разработки и, пользуясь государственной политикой протекционизма, быстро росла.

Уже в начале 1990-х Huawei получила контракт на создание первой общенациональной телекоммуникационной сети для китайской армии, а с 1997 года вышла на внешние рынки. Китайская компания начинала с открытия исследовательских центров, но действовала все более агрессивно и уже в 2004 году заключила контракт на строительство сотовой сети третьего поколения для мобильного оператора Telfort, одного из крупнейших в Нидерландах. Экспансия была стремительной: большие проекты в Скандинавии, Великобритании, Австралии и Индии, США и Канаде, совместные предприятия с Siemens, 2Com, Symantec, Motorola. В 2018 году Huawei была названакрупнейшим в мире поставщиком телекоммуникационного оборудования, параллельно фирма успешно развивает собственное производство мобильных устройств.

Впрочем, развитие Huawei не шло безоблачно. Компанию преследовали обвинения в промышленном шпионаже. Самый анекдотичный случай произошел в 2004 году, когда сотрудник Huawei Чжу Ибинь был задержан охраной на выставке SuperComm поздним вечером, уже после закрытия: его застали за разборкой и фотографированием оборудования конкурирующей фирмы. Ибинь был зарегистрирован на выставке от фиктивной компании Weihua. Позже в Huawei заявили, что это действительно их сотрудник, который, впрочем, действовал по собственной инициативе и был уволен. Более серьезными были иски, поданные Cisco, Motorola, T-Mobile и другими компаниями, большинство из них китайская компания закрывала в досудебном порядке, хотя дело, инициированное T-Mobile, китайский гигант проиграл в 2017 году, отделавшись скромным штрафом в 5 миллионов долларов.

Один из смартфонов Huawei
Один из смартфонов Huawei

Если обвинения в промышленном шпионаже не оказали большого влияния на международный бизнес Huawei, то куда более неприятными оказались подозрения, что компания тесно связана с китайской армией и правительством и, возможно, занимается сбором разведданных через "бэкдоры" (недокументированные возможности) своего оборудования. Именно из-за этого долго откладывался выход Huawei на американский рынок.

Китайская компания постоянно увеличивала свое присутствие в США, открывая все новые офисы и исследовательские центры, но не имела ни одного по-настоящему крупного контракта. С одной стороны, это связано с тем, что китайцы проигрывали конкуренцию более привычным на рынке США местным вендорам, с другой – у потенциальных заказчиков не было уверенности в качестве оборудования из КНР, но еще одной причиной были соображения национальной безопасности.

Показательным в этом смысле стало участие Huawei в тендере на апгрейд сети крупнейшего американского телекоммуникационного оператора Sprint Nextel в 2010 году: хотя, по данным Fortune, контракт с Huawei позволил бы Sprint сэкономить как минимум 800 миллионов долларов, достался он конкурентам – Ericsson, Alcatel-Lucent и Samsung.

Этому решению предшествовало письмо, которое группа сенаторов направила в адрес директора Национальной разведки и других руководителей федеральных агентств США. Авторы письма выразили озабоченность, что контракт Huawei может открыть китайским военным доступ к данным клиентов Sprint: "В худшем случае, статус Huawei как ведущего поставщика Sprint Nextel может означать, что компания, финансируемая и действующая по указке китайской армии, займет критически важное место в цепочке поставок военным, полицейским и частным организациям США". Представители компании выпустили официальное заявление, в котором отрицали эти предположения: "Huawei разочарована тем, что старые и ошибочные предрассудки о компании сохраняются (...) В действительности, Huawei – частная компания, находящаяся в собственности сотрудников. Правительственные и военные организации не являются акционерами и не контролируют компанию ни в какой форме".

Несостоявшийся контракт с Sprint был не первой большой сделкой Huawei в США, заблокированной из соображений безопасности, в то же время к 2011 году китайская компания смогла договориться в США о чуть менее амбициозных контрактах: она поставила оборудование для средних мобильных операторов и интернет-провайдеров, открыла продажу смартфонов под своей маркой через партнерские дилерские центры и даже, по данным источников, поставила базовые станции и коммутационное оборудование для Level3 Communications – компании, предоставляющей услуги защищенной связи более чем 200 правительственным и военным организациям в США.

Подозрения без доказательств

Каковы основания подозревать Huawei в связях с китайской армией и правительством? Помимо очевидных общих соображений – это и армейское прошлое основателя компании Жэня Чженфэя, и крупные подряды Huawei для Народно-освободительной армии, и непрозрачная, нетрадиционная с точки зрения западного бизнеса структура собственности.

В Китае Huawei зарегистрирована как "коллектив [трудящихся]", формально он принадлежит своим сотрудникам через профсоюзный комитет и аффилированный инвестиционный фонд. Формально основатель и директор Чженфэй владеет менее чем 1,5 процента акций. В действительности среди сотрудников распределяют "виртуальные ограниченные акции", которые нельзя покупать или продавать и которые не дают права участвовать в принятии решений. При увольнении акции сотрудника возвращаются компании.

Эксперты высказывали мнение, что Huawei полностью или почти полностью принадлежит Жэню Чженфэю и приближенным к нему топ-менеджерам. Такая нестандартная и непрозрачная схема владения не исключает скрытой аффилиации Huawei с правительством и армией Китая, хотя официальные представители компании много раз это отрицали.

Слишком быстро растущая, слишком агрессивная, слишком закрытая – уже этого достаточно для того, чтобы участие Huawei в крупных зарубежных сделках, особенно поглощениях иностранных компаний, вызывало противодействие. Вот один из первых примеров: после того как китайская компания выиграла контракт на модернизацию сети British Telecom в 2005 году, пошли разговоры, что Huawei собирается претендовать на поглощение британского телеком-гиганта Marconi. Представители консервативной партии Британии потребовали у правительства изучить возможные последствия такой сделки с точки зрения госбезопасности, и Huawei отказалась от своих планов.

В 2008 году аналогичные вопросы вызвало готовящееся слияние Huawei и американской 3COM (сделка не состоялась, в 2009-м 3COM была приобретена Hewlett-Packard). В 2009 году "тесное сотрудничество" Huawei c Народно-освободительной армией Китая было упомянуто (без каких-либо конкретных аргументов) в докладе минобороны США. В 2010 году сорвалась упомянутая раньше сделка со Sprint. В 2012 году власти Австралии по рекомендации государственной службы безопасности и разведки исключили Huawei из числа претендентов на участие в осуществлении национального телекоммуникационного инфраструктурного проекта.

В том же 2012 году все эти подозрения и слухи были официально оформлены в США. Постоянный комитет по разведке Палаты представителей Сената США выпустил доклад, в котором Huawei и еще одна китайская телекоммуникационная компания, ZTE, были названы угрозой национальной безопасности. Члены комитета, если верить докладу, получили от бывших сотрудников Huawei внутренние документы компании, из которых следует, что она предоставляла услуги "хакерскому" подразделению армии Китая. В отчете шла речь и о связях компании с правительством и армией Китая, и о шпионских "бэкдорах" оборудования.

В резолюции документ рекомендовал американским правительственным организациям и частным компаниям отказаться от ведения бизнеса с Huawei и ZTE и не пользоваться оборудованием их производства. В ответ в Huawei заявили, что "в отчете комитета содержится много слухов и спекуляций, которые и приводятся в обоснование не имеющих отношения к действительности подозрений". Сделанное по заданию Белого дома параллельное и независимое исследование рисков сотрудничества с Huawei не обнаружило доказательств шпионской деятельности компании, но подтвердило, что масштабное сотрудничество с китайской компанией может быть рискованным по другим причинам, например, из-за уязвимости китайского оборудования к хакерским атакам.

Майкл Хайден
Майкл Хайден

В 2014 году бывший директор ЦРУ и Агентства национальной безопасности Майкл Хайден заявил в интервью, что видел "твердые доказательства" наличия "бэкдоров" в оборудовании Huawei. Впрочем, эти доказательства Хайден приводить не стал, отметив, что "участие Huawei в нашей критической инфраструктуре нельзя считать чем-то нормальным, об этом говорит мой 40-летний опыт работы в разведке". Кстати, сам Хайден в этот момент занимал кресло в совете директоров компании Motorola, много лет находящейся в конфликте с Huawei по поводу интеллектуальной собственности.

Операция Shotgiant

В 2014 году из документов Агентства национальной безопасности США, обнародованных Эдвардом Сноуденом, выяснилось, что АНБ не только пыталось выяснить, есть ли в оборудовании Huawei шпионские "бэкдоры", но и само осуществило хакерскую атаку на китайскую компанию. Задачами операции Shotgiant было обнаружить связи между Huawei и китайской армией, изучить наличие "бэкдоров" в оборудовании и даже внедрить в софт Huawei собственное вредоносное программное обеспечение, с помощью которого можно было бы перехватывать данные клиентов китайского гиганта в третьих странах. "Многие из наших целей используют для коммуникации продукты Huawei, – говорилось в одном из документов АНБ. – Мы хотим удостовериться, что в полной мере знаем, к чему уязвимы продукты, которые можно использовать для доступа к интересующим нас сетям".

Из опубликованных Сноуденом документов следует, что в ходе операции 2010 года АНБ удалось внедриться во внутреннюю сеть центрального офиса Huawei в Гуанчжоу и получить доступ к переписке топ-менеджмента, в том числе самого Жэня Чженфэя. Что американским разведчикам удалось выяснить в ходе этой атаки, неизвестно: в документах Сноудена о результатах операции ничего не сказано.

Возможно, выводы АНБ легли в основу отчета комитета по разведке, опубликованного через два года, но и тогда никаких доказательств наличия связей между Huawei и китайской армией и шпионской деятельности телекоммуникационной компании опубликовано не было.

Эдвард Сноуден
Эдвард Сноуден

В ответ на опубликованные свидетельства кибератаки АНБ представитель Huawei заявил: "Ирония в том, что то, что они делают с нами, – это ровно то, что, как они всегда утверждали, китайское правительство делает через нас. Если кибератака [АНБ на Huawei] действительно была произведена, значит то, что наша компания независима и не имеет необычных связей с какими-либо правительствами, – теперь известный факт, он должен быть обнародован, и эпоха непонимания и дезинформации должна быть закончена".

Этого так и не случилось. Huawei так и не удалось масштабно выйти на американский рынок (хотя компания продолжила заключать относительно небольшие контракты и продавать свои смартфоны через американских дистрибьюторов), к старым обвинениям добавились новые, в частности, что Huawei является основным поставщиком телекоммуникационного оборудования в Иран и Северную Корею и при этом в некоторых случаях нарушает санкционный режим США против этих стран.

Очередной виток проблем Huawei пришелся на 2018 год. 14 февраля главы шести разведывательных агентств США дали показания сенатскому комитету по разведке и заявили о необходимости наложить запрет на использование продуктов Huawei для американских физических и юридических лиц. Директор ФБР Кристофер Рэй заявил, что он и его коллеги по разведывательной работе "глубоко обеспокоены рисками, которые несет допуск в наши телекоммуникационные сети компаний или организаций, зависимых от иностранного правительства, не разделяющих наши ценности".

Вскоре после этого заявления крупнейший ретейлер электронных товаров в США, Best Buy, отказался от торговли смартфонами и другими продуктами Huawei. В апреле 2018 года Федеральная комиссия по коммуникациям США проголосовала за запрет на использование государственных субсидий для приобретения оборудования Huawei. Китайская компания в ответ заявила о снижения приоритета американского рынка в планах своего развития.

5G и Россия

Вероятно, одна из причин, по которой война американского разведывательного сообщества против Huawei ужесточилась в уходящем году, – перспектива повсеместного перехода на телекоммуникационные сети 5-го поколения, так называемые 5G. Новая технология предполагает многократное ускорение мобильного интернета и возможность почти неограниченной плотности точек доступа. Эпоха 5G – повсеместный "интернет вещей", полноценная виртуальная и дополненная реальность, дистанционная медицина, автомобили на автопилоте. Однако для развертывания сетей нового поколения понадобится глобальное обновление телекоммуникационной инфраструктуры и значительное увеличение базовых станций связи. Повсеместное покрытие сетями 5G в Европе и США ожидают примерно к середине следующего десятилетия, в России – в 2030-е годы, но пилотные проекты в тестовом и даже коммерческом режиме запускаются уже сейчас по всему миру. Естественно, Huawei, как крупнейший на сегодняшний день поставщик телекоммуникационного оборудования в мире, планирует широко участвовать в очередной модернизации сетей, китайская компания уже успелa поставить более 10 000 базовых станций 5-го поколения. Но идущие уже почти 15 лет разговоры о связях с китайским правительством и шпионаже могут серьезно помешать китайскому гиганту в его планах.

Власти США, Австралии и Новой Зеландии уже официально отказали Huawei в участии в тендерах на апгрейд местных сетей связи из соображений безопасности. Канада, один из первых иностранных рынков, куда успешно вышла китайская компания, пока проводит собственную оценку риска. Великобритания пока не отказала Huawei в участии в тендерах по 5G, но британские разведывательные структуры не скрывают, что настроены по отношению к компании настороженно.

А вот в России у Huawei нет никаких заметных проблем: услугами китайского вендора пользовались и российские мобильные операторы, и Ростелеком, Huawei рассматривает в качестве ключевого партнера по развитию сетей нового поколения ПАО "Вымпелком" (бренд "Билайн"). 26 сентября этого года "Билайн" и Huawei продемонстрировали в Музее Москвы голографический звонок через сеть 5G, состоящую из одной базовой станции.

Тихие гавани, Иран и Северная Корея

В Китае многие рассматривают проблемы Huawei как попытку Запада притормозить глобальное технологическое доминирование Китая. Ху Шиджин, главный редактор проправительственной англоязычной китайской газеты Global Times, назвал задержание Мэн Ваньчжоу в Канаде "объявлением войны". "Обряд посвящения в ходе глобального технологического подъема Китая" – так назвал сложности Huawei на западных рынках глава аналитического центра ChinaLabs Фан Чиндон.

Владимир Путин и арестованная в Канаде Мэн Ваньчжоу
Владимир Путин и арестованная в Канаде Мэн Ваньчжоу

Неспособность полноценно выйти на крупнейший американский рынок не помешала Huawei обогнать своего главного конкурента, компанию Ericsson, и стать телекоммуникационным вендором номер один в мире. Основатель компании Жень Чженфэй, как следует из январского внутреннего документа, выдержки из которого процитировала газета New York Times, формулировал стратегию поведения так: адаптироваться и переждать бурю в тихой гавани, под которой понимаются рынки Канады и Западной Европы. С тех пор плохая погода пришла и в эти порты. Позиции компании достаточно устойчивы, но в Huawei не забывают о том, что случилось с их китайским конкурентом ZTE. В апреле американские власти запретили поставлять ZTE сделанные в США электронные компоненты, от которых китайский вендор критически зависим. Сделано это было в ответ на информацию о том, что ZTE поставками в Иран и Северную Корею нарушает режим экономических санкций. При этом ряд экспертов уверены, что в этом ZTE подражает Huawei, только не так успешно.

В мае американская администрация ослабила наложенное на ZTE эмбарго, фактически сохранив компании жизнь. Это был политический жест Дональда Трампа в сторону китайского лидера Си Цзиньпиня. "Слишком много людей потеряют работу", – написал тогда американский президент в Твиттере. А вот у Huawei зимой все получилось наоборот: вслед за политическим жестом Трампа, объявившего о паузе в торговой войне, последовал реальный арест финансового директора китайской компании. Именно по обвинению в торговле с Ираном в обход санкций, которое едва не стоило бизнеса ZTE.

  Источник.

Поделиться​​ новостью:


- Кто и как придумал повод для расчленения Югославии
- В Германии признали неспособность Европы противостоять России, США и Китаю
- Россию признали энергетической сверхдержавой
- 19 марта 1934 года совхозник Митрофан Никитин открывает огонь из револьвера по гробу Ленина
- Кто и сколько должен России
- В РПЦ рассказали, как будут крестить сменивших пол
- С Голанских высот открылся вид на Крым
- Названа настоящая фамилия Юлии Началовой
- Ссора России и Польши напомнила о выстреле СССР себе в ногу
- Командир атомной подлодки получает меньше депутата Госдумы
18:01Февраль, 09 2019 92

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю