«Вор должен сидеть в тюрьме» - глава МВД Владимир Колокольцев

«Вор должен сидеть в тюрьме» - глава МВД Владимир Колокольцев

10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел. Накануне глава Министерства внутренних дел генерал полиции РФ Колокольцев дал интервью.

Сокращение рядов

главный редактор «Аргументов и фактов» Игорь Черняк: Владимир Александрович, вы руководите МВД уже 6,5 года. Как за это время изменилась ситуация с преступностью?

Владимир Колокольцев: Совместными усилиями с другими ведомствами правоохранительной направленности и институтами гражданского общества нам удалось переломить ситуацию. В итоге в последние годы наблюдается снижение уровня преступности, в т. ч. по тяжким видам. За последние 5 лет количество убийств сократилось на 27%, разбойных нападений и грабежей – почти наполовину, стало спокойнее на улицах городов. Меньше стало квартирных краж и угонов автомобилей.


– Сколько у нас сейчас сотрудников МВД?

– 895 тыс. человек. С 2011 г., когда милиция реформировалась в полицию, численность личного состава МВД сократилась на 500 тыс. Конечно, в той или иной степени это затронуло разные службы. Мы старались минимизировать сокращения в тех, которые напрямую работают с населением, – это участковые уполномоченные, сотрудники уголовного розыска, следователи. Нагрузка там и так колоссальная, от их работы напрямую зависит безопасность граждан. Пришлось перераспределять штатную численность, больший упор стали делать на районное звено – на тех, кто работает «на земле».

 
Ни одна видеокамера, ни одна техника не заменит человека, его интуиции, понимания ситуации, умения анализировать события, связанные с тем или иным происшествием.

– Качество не пострадало?

– Несмотря на возросшие нагрузки, на обеспечении правопорядка это не сказалось. Такой пример: до сокращения 1 инспектор по делам несовершеннолетних работал с населением 1600 человек, после сокращения нагрузка выросла на 43% и стало 2300 человек. Похожая ситуация и с участковыми уполномоченными. Но при этом более совершенными стали методы нашей работы, улучшилась материально-техническая база, стали внедряться новые информационные технологии.

– Да, я недавно прочитал, что 70% преступлений в Москве раскрывается с помощью систем видеонаблюдения. Если дело так пойдёт, полицейских можно будет сокращать и дальше.

– Ни одна видеокамера, ни одна техника не заменит человека, его интуиции, понимания ситуации, умения анализировать события, связанные с тем или иным происшествием. Камеры не могут обеспечить охрану места преступления или, скажем, организовать оцепление. Но помощь от них однозначно есть.

– А где сегодня полицейских больше – у нас или в Америке?

– Это сравнение некоррект­но, потому что там совсем другая система. У наших силовых ведомств разные зоны ответственности, очень трудно сравнивать их функционал. И потом в США большая децентрализация – в каждом штате свои особенности охраны правопорядка, свои законы. У нас же базовый принцип – доступность для населения. Люди должны иметь возможность обратиться в полицию не за 100 км от своего дома.

 
Так этим летом вручали дипломы о высшем образовании выпускникам Московского университета МВД России им. Кикотя. Москва, Красная площадь.

Так этим летом вручали дипломы о высшем образовании выпускникам Московского университета МВД России им. Кикотя. Москва, Красная площадь. Фото: МВД РФА. Бастанов

Требуются участковые

– Основой МВД всегда были участковые, в советское время про них даже фильмы снимали, вспомнить того же Анискина. Потом возник их большой некомплект. И вот сейчас захожу в подъезд – вижу фото женщины-участкового. Причём это случай не единичный. Что, мужчины в участковые уполномоченные уже не хотят?

– Да нет! Гендерный подход для комплектования наших служб и подразделений не применяется. Сейчас у нас среди участковых некомплект 6%, но это «рабочий» некомплект. Важнее другое – оттока больше нет. Конечно, нагрузки у участковых увеличились. Судите сами: за прошлый год они рассмотрели 13 млн обращений граждан при штатной численности 50 тыс. человек. 13 млн – это 40% всех обращений в органы внутренних дел! И тем не менее они с таким объёмом справляются.

 
Любое ведомство оценивает результаты, основываясь на объективных цифрах, на статистике. Но нельзя ставить показатели во главу угла.

– Вы не раз говорили, что палочную систему в МВД удалось победить. Тем не менее не прекращаются разговоры, что она не исчезла, а лишь видоизменилась. Так как на самом деле? Каковы сегодня показатели оценки работы полицейских?

– Сегодня оценка любого территориального органа внутренних дел складывается из двух составляющих. Первая – это ведомственная оценка, туда как раз входят количественные показатели работы. И вторая составляющая – вневедомст­венная, которая базируется на соцопросах, на независимом анализе ситуации. Так вот ведомственная статистическая часть составляет всего 40% от общей оценки. Более того, во всех наших нормативных правовых актах понятие, которое люди называют палочной оценкой, исключено.

Да, полностью уйти от количественных показателей мы не можем. Любое ведомство оценивает результаты, основываясь на объективных цифрах, на статистике. Но нельзя ставить показатели во главу угла. Я уже больше 6 лет нахожусь в должности министра и не помню случая, чтобы на коллегии по итогам года приходилось поднимать генералов и «накачивать» их за то, что где-то процент прибавился, а где-то убавился. Потому что тогда легко скатиться в другую крайность, когда будут подгонять показатели, чтобы минимизировать критику в адрес руководителя подразделения.

Новые методы преступников

– Большой резонанс в обществе вызывают факты обмана участников долевого строительства со стороны компаний-застройщиков. За каждой подобной историей – трагедии сотен людей, внезапно оказавшихся в безвыходной ситуации. Читатели спрашивают, куда смотрят правоохранители, в т. ч. МВД?

– В сфере долевого строительства действительно вращаются миллиарды. Есть добросовестные застройщики, а есть псевдостроители, главная задача которых – собрать день­ги с вкладчиков и исчезнуть в н­еизвестном направлении. Органы внутренних дел вступают в этот процесс уже постфактум, когда деньги расхищены и выведены. Конечно, у читателей может возникнуть вопрос: а где вы были раньше?! Но хочу напомнить: позиция и власти, и гражданского общества – надо минимизировать вмешательство в бизнес. Конечно, когда выясняется, что деньги дольщиков украдены, мы включаемся в процесс. За 6 месяцев текущего года 16 тыс. вкладчиков признаны потерпевшими от действий нечистых на руку застройщиков. И эта цифра растёт, потому что появляются новые эпизоды. Данная тема находится в зоне нашего постоянного контроля, хотя все прекрасно понимают, что только правоохранительными методами, не внося коррективы в законодательство, проблему решить сложно.

 


 

 

– Ещё одна давняя проблема – наркоторговля. На ваш взгляд, было ли правильным решение расформировать Госнаркоконтроль и вернуть борьбу с наркотиками в МВД?

– Правильнее сказать, что служба по борьбе с оборотом наркотиков была переподчинена органам внутренних дел. Напомню, что те же функциональные обязанности оставались и у сотрудников МВД. Мы как работали по этой линии, так и продолжали работать, несмотря на то что существовала отдельная федеральная служба. Да, было дублирование. За счёт слияния произошла оптимизация. Могу констатировать, что служба заработала в полном объёме. Есть результаты. В этом году в 3 раза увеличилось количество выявленных фактов контрабанды сильнодействующих веществ, в 2 раза больше ликвидировано нарколабораторий. Если говорить о тенденциях, то в 2014 г. синтетические наркотики в общей доле изымаемых веществ составляли 12%, а сегодня это уже 25%. Притом что преступники переходят на новые методы реализации: нет прямого контакта с потребителем, деньги переводят через банки, используют криптовалюты и т. д. Но мы к этому готовы. Например, сейчас привлекаем к ответственности членов организованного преступного сообщества, которые поставляли «синтетику» из Китая, изъяли 1250 кг наркотиков. Все причаст­ные к наркотрафику задержаны, им грозит лишение свободы вплоть до пожизненного.

 
Мы участвуем в реализации национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», и там поставлена задача – до 2024 г. сократить смертность на дорогах в 3,5 раза.

Стоп, автохам!

– В обществе начала формироваться активная позиция, выражающаяся в нетерпимости к нарушителям Правил дорожного движения. Если раньше обращение в органы многие считали стукачеством, то сейчас, увидев хулиганство на дороге, люди готовы тут же сообщить куда следует. Тем более снимай – не хочу: тут и мобильные телефоны, и видео­регистраторы, и планшеты, и ф­отоаппараты с видеокамерами. Есть ли у МВД предложения, как оптимизировать процесс использования сведений о дорожных нарушениях, предоставляемых гражданами в качестве доказательств?

– Нами подготовлены изменения в действующую нормативную правовую базу. Уже в ближайшем будущем любому человеку достаточно будет установить на свой смартфон мобильное приложение, зарегистрироваться на едином портале госуслуг и фиксировать те или иные нарушения ПДД. Сотрудники Госавтоинспекции рассмотрят полученное от гражданина фото- или видеоизображение и вынесут решение по привлечению правонарушителя к установленной законом ответственности.

Мы все являемся участниками дорожного движения – министр, журналист или пенсионер, и каждый из нас может пострадать от автохама или лихача на дороге. Могут пострадать наши дети, внуки, родные. Потому я считаю, что и пешеходы, и автовладельцы должны сделать всё от них зависящее, чтобы такие ситуации на дорогах встречались как можно реже. Давайте все вместе заботиться о безопасности! Мы участвуем в реализации национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», и там поставлена задача – до 2024 г. сократить смертность на дорогах в 3,5 раза.

 
«Давайте все вместе заботиться о безопасности дорожного движения».

«Давайте все вместе заботиться о безопасности дорожного движения». Фото: МВД РФА. Бастанов

– И здесь видеокамеры помогают?

– И видеокамеры, и изменения законодательства, усиливающие ответственность водителей за нарушения Правил дорожного движения, и совершенствование системы их подготовки, а также введение различных новаций, таких как ношение световозвращающих элементов одежды. 

Нужно уходить от нагромождений

– 2,5 года назад органам внутренних дел были переданы полномочия и функции в сфере миграции. Что изменилось с тех пор?

– Тут ситуация похожа на ту, что была с наркоконтролем: паспортно-визовые подразделения до образования Федеральной миграционной службы также находились в системе МВД. Многие сотрудники, которые уходили на работу в ФМС, вернулись к нам. Но уже в сокращённом количестве – примерно на треть. Приходилось вносить коррективы в работу, обращаться за помощью к местным властям, чтобы выделялись и материальные, и кадровые ресурсы для организации более качественного обслуживания населения. Сегодня могу сказать, что наши миграционные подразделения предоставляют гражданам 17 государственных услуг, а их общий объём – 78 млн в год.

 
Только в этом году, в т. ч. по миграционной проблематике, Госдума приняла 9 законов, которые инициировало непосредственно МВД России.

Чтобы окончательно ликвидировать очереди и добиться высокого качества работы, нужны законодательные изменения. Нами внесён ряд законопроектов, упрощающих вопросы получения граждан­ства. Например, в одном из них для определённых категорий соискателей предлагается у­йти от необходимости иметь трёхлетний стаж трудовой деятельности для получения гражданства. Другая новация – упрощение порядка приобретения гражданства для участников программы переселения соотечественников, носителей рус­ского языка. Зачем с гражданами Белоруссии и Украины проводить собеседования на знание языка, если это их второй язык?! Ещё одно нововведение – участнику программы переселения соотечественников достаточно будет обратиться с заявлением о приобретении гражданства по месту пребывания в регионе, а не по месту жительства, как это имеет место сейчас. В общем, нужно уходить ото всех этих сложностей и нагромождений, максимально упрощать миграционные процедуры, но, разумеется, не в ущерб нашим национальным интересам.

 


 

Буквально на днях Президентом РФ Владимиром Владимировичем Путинымутверждена новая Концепция государственной миграционной политики страны на период до 2025 г. Она нацеливает органы власти на создание благоприятных условий для переселения в Россию соотечественников и рус­скоязычных граждан, внедрение комплексных программ адаптации мигрантов. В ближайшее время мы совместно с другими ведомствами разработаем план конкретных мероприятий по реализации концепции.

 
Подавляющее большинст­во случаев выявления преступников в наших рядах – это заслуга подразделений собственной безопасности. И самостоятельно, и во взаимодействии с другими правоохранительными ведомствами и спецслужбами мы постоянно занимаемся этой работой.

– Я смотрю, вы довольно много законов инициируете.

– Процесс идёт в постоянном режиме. Только в этом году, в т. ч. по миграционной проблематике, Госдума приняла 9 законов, которые инициировало непосредственно МВД России. И ещё 8, разработанных другими ведомствами при нашем активном участии. Плюс 14 наших законопроектов находятся на рассмотрении депутатов.

За оборотней отвечают и руководители

– Вы известны своей предельно жёсткой позицией по оборотням в погонах. Помню даже вашу фразу о том, что крышевание полицейскими наркодельцов по тяжести сопоставимо с убийством. Как работает служба собственной безопасности МВД, сколько сотрудников удалось поймать за руку? Насколько интенсивно происходит, как принято говорить, очищение рядов?

– Подавляющее большинст­во случаев выявления преступников в наших рядах – это заслуга подразделений собственной безопасности. И самостоятельно, и во взаимодействии с другими правоохранительными ведомствами и спецслужбами мы постоянно занимаемся этой работой. Моя принципиальная позиция – подобного рода случаи не замалчивать, давать им оценку. И не только правонарушителю в погонах, но и его руководителям – так называемый прин­цип персональной ответственности за тех сотрудников, которые совершили правонарушение.

Не помню случая, чтобы руководителям, которые отвечают за этот участок работы, поступила команда притормозить или, скажем, не высвечивать «неудобные» вопросы. Потому что стоит 1-2 раза включить стоп-сигнал, и дальше уже могут наступить негативные последствия. В прошлом году на 20% сократилось количество сотрудников, привлечённых к уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Каждый выявленный случай по­кровительства наркодилеров со стороны сотрудника полиции – это ЧП для нашего ведомства. За сбыт и хранение наркотиков из 895 тыс. сотрудников у нас за год привлечено 80. Много это или мало? Я считаю, даже для такого огромного коллектива это всё-таки много.

 
Главным источником формирования имиджа органов внутренних дел является профессиональное, ответственное отношение сотрудников к исполнению своих служебных обязанностей.

Полицейские за партой

– В какие из ваших вузов сегодня наибольший конкурс и какие специальности популярны у абитуриентов?

– В системе МВД России 29 вузов и 17 их филиалов. Часть из них – специализированные. Например, Барнаульский юридический институт готовит участковых уполномоченных, Нижегородская академия – сотрудников подразделений экономической безопасности, Волгоградская академия специализируется на подготовке следователей и экспертов-криминалистов, Орловский юридический институт – сотрудников Гос­автоинспекции. Большин­ство наших выпускников получают дипломы о юридическом образовании. В то же время мы всё больше чувствуем потребность в специалистах по компьютерной безопасности, и в этом году ещё один ведомственный вуз, в Воронеже, начал их обучение. В общем, ведомственная образовательная система полностью удовлетворяет кадровые потребности служб и подразделений МВД как в количественном, так и в качественном отношении. Добавлю, что также подготовку кадров для МВД, в т. ч. специалистов по борьбе с киберпреступностью, осуществляет по целевому набору ряд ведущих гражданских вузов страны.

– Сегодня про полицейских снимают много фильмов и сериалов. Как по-вашему, способст­вуют ли они улучшению имиджа российской полиции и вообще есть ли в этом нужда?

– Главным источником формирования имиджа органов внутренних дел является профессиональное, ответственное отношение сотрудников к исполнению своих служебных обязанностей. В силу моего загруженного рабочего графика нет возможности смотреть все фильмы и сериалы о полиции, но те, которые видел, сделаны достаточно хорошо. Сотрудники в них предстают в большей степени как порядочные, грамотные, честные люди в погонах. Но, конечно, по своему художественному уровню многие из сегодняшних лент уступают таким культовым фильмам, как «Рождённая революцией» или «Место встречи изменить н­ельзя». Будем надеяться, что всё ещё впереди.

– А есть ли у вас любимая фраза из популярных фильмов про советскую милицию?

– Она широко известна: «Вор должен сидеть в тюрьме».

 


 

– Мы встречаемся накануне вашего профессионального празд­ника. Что пожелаете сотрудникам органов внутренних дел?

– Уважаемые коллеги, дорогие ветераны, искренне благодарю всех вас за добросовестный труд, преданность избранному делу, вклад каждого в обеспечение мирной и спокойной жизни граждан. Желаю новых профессиональных успехов и высоких результатов в служебной деятельности, а вашим семьям – счастья и благополучия.

Поделиться​​ новостью:


- Россия установила рекорд по добыче нефти
- Поклонская предположила, что Трампа не пускает в Крым жена
- Россия решила восстановить еще одну арабскую страну
- Сытые не разумеют
- Депутатам и сенаторам разрешили отказаться от пенсионных надбавок
- Миллиарды которые зависли. Невостребованные вклады могут отойти государству
- Что даст реформа автомобильных номеров
- Теперь в Раю будет еще лучше?
- Зависимость от секса переросла в эпидемию-ученые
- Крах Европейского союза неизбежен
06:38Ноябрь, 08 2018 1112

► TOP новости
сегодня
за неделю