Загрузка...

"Ядерная война может начаться случайно"

"Ядерная война может начаться случайно"

Ухудшение отношений России и США, ядерная программа КНДР, потенциальный отказ Трампа от сделки по атому с Ираном и отношения Индии и Пакистана — те факторы, которые могут непреднамеренно привести к ядерному конфликту

Что делать, чтобы предотвратить ядерную катастрофу и не допустить попадания ядерного оружия в руки террористов, обсуждали мировые эксперты и политики в Париже на этой неделе.

В Париже завершилась 10-я конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерных катастроф, в рамках которой мировые эксперты, руководители международных организаций и политики обсудили состояние вопросов ядерной безопасности, а также основные вызовы, с которыми сталкиваются государства сегодня.

В 2017 году наиболее отчетливо проявилась неопределенность в системе международных отношений, связанная с вопросами ядерной безопасности. На поверхности — заявления американского президента Дональда Трампа о возможном пересмотре сделки по ядерной программе Ирана, испытания ракет КНДР, а также постепенное ухудшение отношений Индии и Пакистана, которое потенциально может привести к использованию одной из сторон своего ядерного потенциала.

Кроме того, одной из наиболее сложных в этом отношении проблем является длительный застой в отношениях двух ядерных сверхдержав — России и США — по вопросу о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов.

В следующем году Москва и Вашингтон должны завершить сокращение своих стратегических вооружений в соответствии с условиями Пражского договора СНВ, однако дальнейшая судьба этого документа, с учетом нынешних реалий взаимоотношений двух стран, является неопределенной.

Кроме того, назревает и кризис в реализации Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), который является своего рода краеугольным камнем современно системы ядерной безопасности.

«Нарастает напряженность из-за взаимных претензий к выполнению договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Заморожена совместная программ по утилизации избыточного плутония, прекращена совместная работа ученых-ядерщиков», — подчеркнул президент Люксембургского форума Вячеслав Кантор во время открытия конференции.

Ключевая проблема ослабления совместной работы в рамках двусторонних обязательств состоит в том, что она ведет к старту неконтролируемой гонки ядерных вооружений. Подобная нуклеаризация неминуемо ведет к ухудшению ситуации в вопросах обеспечения стабильности системы ядерной безопасности.

«Сейчас в США преобладает точка зрения, что с русскими вообще нельзя вести переговоры. Это и определяет поведение американских конгрессменов. Даже в тяжелые годы холодной войны сохранялся диалог, которого сейчас практически нет. Однако двусторонние отношения России и США в сфере ядерной безопасности важны хотя бы потому, что на поведение «старших братьев» всегда смотрят «младшие» (имеются в виду Индия и Пакистан. — «Газета.Ru»).

И если сейчас сорвется двусторонний диалог по продлению СНВ или реализации РСМД, то это, конечно, нанесет ущерб потенциальному участию других стран в переговорном процессе по поддержанию ядерной стабильности»,

— рассказал в беседе с «Газетой.Ru» профессор университета Мэриленда, в прошлом — директор Института космических исследований АН СССР Роальд Сагдеев.

Однако отношения Москвы и Вашингтона начали портиться не сразу, и первыми на путь ухудшения отношения встали именно Соединенные Штаты, уверен экс-министр обороны США Уильям Перри.

«Сначала были предприняты действия по расширению НАТО и была установлена система ПРО в странах Восточной Европы. Затем, когда США поддержали цветные революции, например, на Украине, в России появился страх, что такая поддержка будет оказана и потенциальной цветной революции в России.

И когда в России проходили массовые акции протеста весной 2012 года, российский президент Владимир Путин полагал, что за ними стоят США, и действовал соответственно», — рассказал Перри в беседе с «Газетой.Ru».

Однако часть ответственности лежит и на Москве, добавил экс-глава Пентагона, подразумевая референдум в Крыму в 2014 году, а также «угрозы в адрес стран Балтии».

«Если рассматривать все эти действия в совокупности, как факторы они именно и повлияли на ухудшение отношений, которые вернулись на уровень времен холодной войны», — заключил Перри.

Впрочем, говорить, что отношения между Москвой и Вашингтоном в этом направлении полностью отсутствует, было бы преувеличением, поскольку, как бы ни складывались отношения двух стран, СНВ-3 осуществляется в полной мере, а его действие продлится еще до 2021 года.

Более того, «появилась надежная информация о начавшихся консультациях по продлению Пражского договора на 5 лет», отмечает Кантор, хотя и подчеркивает, что предпочтительнее в текущих условиях рассмотреть вариант подписания нового договора.

В основе текущей системы ядерной безопасности лежит Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), подписанный в 1958 году. Согласно документу, статус ядерных держав признавался за пятью государствами — Россией, США, Францией, Великобританий и Китаем. В настоящее время к так называемому ядерному клубу присоединились Индия и Пакистан. Также, предположительно, ядерным оружием обладает Израиль. КНДР проводит испытания — с разной степенью успешности — своих ракет.

Ядерное оружие сегодня для стран, которые им уже обладают или стремятся к этому, является элементом сдерживания, или способом повысить выживаемость собственных государств и политических режимов.

В частности, северокорейская проблематика находится в некотором тупике именно из-за того, что основные участники не могут договориться, какой именно постулат должен лечь в основу переговоров. Вашингтон готов вести переговоры с Пхеньяном при условии, что КНДР откажется от ядерной программы. В то же время Северная Корея ставит обязательным предварительным условием для начала любых переговоров признание за собой ядерного статуса.

«Распространение ядерного оружия остается наиболее серьезной угрозой для будущего всего человечества. Тем не менее, данная проблема обсуждается все реже, за исключением кризисным моментов, чем сопутствующая угроза, связанная с ущербом окружающей среде», — отметил в рамках своего выступления Тони Блэр, бывший премьер-министр Великобритании.

По словам политика, соперничество во многом вызвано тем, что некоторые государства испытывают опасения из-за особенностей своего режима, или, если быть точнее,

из-за того, что эти самые режимы «вызывают опасения со стороны международного сообщества».

Речь идет, прежде всего, о Северной Корее и Иране. И если с Ираном удалось договориться, то будущее ядерной программы КНДР все туманней.

По мнению экспертов, ключевую роль в урегулировании ситуации на Корейском полуострове должны сыграть США и Китай, поскольку, с одной стороны, именно в адрес Вашингтона звучат претензии Пхеньяна. С другой — Китай обладает возможностью оказать давление на руководство КНДР.

В такую схему переговоров логично встраивается и Россия, однако изначально нужно подготовить площадку для диалога, считает экс-глава Пентагона Уильям Перри.

«Прежде всего, нужно вернуть ситуацию, когда США и КНДР могут напрямую обсуждать вопросы урегулирования конфликта. Китай может сыграть критически важную роль в обеспечении такого взаимодействия между Кореей и США. Если удастся вернуть переговорный процесс в такое русло, то Россия будет участвовать как полноправных член шестисторонних переговоров (аналогия с переговорами «шестерки» и Ираном — «Газета.Ru»)», — сказал Уильям Перри.

Однако и с Ираном не все так просто. Дональд Трамп неоднократно заявлял, что намерен пересмотреть сделку с Тегераном, с целью заключить лучшее соглашение, чем то, которое есть на данный момент. Но здесь, как отмечают эксперты Люксембургского форума, Трамп действует по принципу «все, что сделал Обама, — плохо».

Вместе с тем срыв договоренностей с Ираном может обернуться другой проблемой. Сделка, достигнутая между «шестеркой» и Тегераном, поддержана мировым сообществом через Совет безопасности ООН. И попытки США пересмотреть свою позицию может дестабилизировать ситуацию в сфере контроля над вооружениями, в целом.

«В отсутствие должных правовых оснований реализации этих соглашений позиции США на международной арене могут быть подорваны. В частности, соглашения с КНДР станут еще более проблематичными, если создастся ощущение, что США могут и в других случаях отказываться от своих слов»,

Понимание того, к каким катастрофическим последствиям для США, России, Европы и всего мира может привести применение ядерного оружия, есть практически в каждой столице мира. Поэтому ядерный конфликт не является целью ни одной из стран, обладающих или стремящихся обладать ядерным оружием. Но усложняющиеся и обостряющиеся отношения по каждому конкретному направлению могут привести к случайным и даже локальным конфликтам, результаты которых могут быть разными.

«Сегодня в военной риторике, в риторике военных, которые связаны с высшими политическими кругами в ряде стран говорится о возможности разработки концепции ограниченной стратегической ядерной войны», — заявил Вячеслав Кантор во время общения с журналистами.

А усложняющаяся структура взаимных претензий может привести к тому, что

«мир может непреднамеренно скатиться к угрозе ядерной войны».

В этом контексте большой проблемой является тот факт, что проблемы ядерной безопасности политиками увязываются с внутренними целями. Именно поэтому снижается уровень доверия, а вместе с ним — и договороспособность сторон.

Трамп пытается выработать решение для северокорейской проблемы или пересмотреть итоги соглашения с Тегераном не столько для того, чтобы действительно разрешить противоречия, сколько для того, чтобы создать внутриполитический эффект и укрепить свои позиции внутри самих Соединенных Штатов, считают эксперты. Тем более что сделка с Ираном приносит результаты — все обязательства, взятые на себя, Тегеран исполняет — это признают и эксперты, и наблюдатели.

Современное состояние отношений России со странами Запада эксперты склонны характеризовать как новую холодную войну. Однако, как отмечается, даже в периоды наибольшего обострения отношений сохранялись контакты между Москвой и Вашингтоном, и потеря этой коммуникации чревата самыми негативными последствиями.

«Сегодня нет механизмов, как на высоком уровне восстановить контакты и найти правильное решение.

Если мы снова окажемся в критической ситуации, как это было, например, во время кубинского кризиса, то, кроме «красной линии» между Кремлем и Белым домом, нет других механизмов. Но даже она в последнее время уже не является столь эффективной»,

— рассказал в беседе с «Газетой.Ru» Роальд Сагдеев из университета Мэриленда.

Уильям Перри особенно подчеркнул, что нынешнее обострение во взаимоотношениях между странами дополнено опасными факторами, которых не было в годы «первой» холодной войны.

Во-первых, существует большая опасность возникновения такого явления как ядерный терроризм, если представителям радикальных организаций удастся получить доступ к ядерному оружию. Во-вторых, сохраняется потенциальная опасность повторения конфликта между Индией и Пакистаном. Только теперь обе стороны могут проявить готовность использовать точечные ядерные удары по противнику. И в-третьих, КНДР своими действиями заставляет полагать, что как только Пхеньян почувствуют угрозу своему режиму, он готов будет нанести удары по Японии или Южной Корее.

«Ядерная война между Индией и Пакистаном может привести к нанесению ядерных ударов по десяткам городов. А если война начнется в Корее и перерастет в ядерную, высока вероятность того, что Северная Корея применит ядерное оружие против Сеула и Токио.

Поэтому корейская ядерная война, равно как и ядерный конфликт между Индией и Пакистаном, может привести к человеческим жертвам, число которых будет сравнимо с числом жертв Второй мировой войны с той лишь разницей, что все эти люди погибнут в течение 6 часов, а не 6 лет», — заявил Перри.

Отдельно на проблеме попадания ядерного оружия в руки террористов остановился экс-министр Великобритании Тони Блэр, напомнив о сценарии применения так называемой грязной бомбы».

«Это особый вид распространения ядерного оружия, который может сочетаться с угрозой распространения ядерных технологий государствами-изгоями», — отметил политик, не уточнив, правда, какие именно страны он считает «изгоями».

Тесно с этим вызовом находится и проблема киберугроз, добавляет Блэр. По его словам, террористы могут и не получить доступа к ядерному оружию, однако могут появиться технологии, способствующие тому, чтобы нарушать или наносить ущерб объектам по управлению или хранению ядерных систем.

«Таким образом, подобные предпосылки продолжают существовать, а некоторые из них становятся еще более опасными. Вызов заключается в том, что угроза ядерного распространения лишь продолжает следующий виток подобного распространения, что, в свою очередь, приводит к возможным утечкам, несанкционированному распространению ядерных технологий и материала, что повышает вероятность получения ядерного оружия террористами», — заключил Блэр.

Впрочем, Роальд Сагдеев считает, что при текущем положении вещей террористические организации вряд ли смогут получить доступ к таким видам вооружений.

«Я думаю, что основные члены ядерного клуба достаточно профессионально защищают свои ядерные арсеналы», — добавил он.

Таковы основные темы, которые обсуждали эксперты и политики в рамках юбилейной конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. По итогам своей работы участники форума согласуют итоговый документ и представят свои практические рекомендации президентам России и США Владимиру Путину и Дональду Трампу, а также направят их китайскому руководству. 

Источник: www.gazeta.ru


Поделиться​​ новостью:

Читайте так же на "ПРАВДАРУС":

- Росбанки балансируют на грани валютного голода
- Удар по доллару: : Китай запускает новый платежный механизм “юань-рубль”
- В Москве "заминировали" три железнодорожных вокзала и РГБ
- Медведев утвердил перенос выходных дней 2018
- Жизнь закладчика наркотиков: рассказ из СИЗО
20:07Октябрь, 11 2017 65

► TOP новости
сегодня
за неделю