Когда запоёт сердце? Какие законы и скрепы нужны для страны

Когда запоёт сердце? Какие законы и скрепы нужны для страны

Дискуссия о необходимости внесения перемен в Конституцию, начавшаяся накануне Нового года в связи с её 25-летним юбилеем, потихоньку стихает. 

Праздник и вовсе ограничился приёмом в Кремле и встречей президента П­утина с председателем КС РФ Зорькиным.

А в ходе новогодних празднеств о Конституции и вовсе забыли. Да и о чём говорить, е­сли Председатель Конституционного суда накануне юбилея прямо сказал, что речь может идти лишь о «точечных изменениях». Но и этот слабый, чуть ли не шёпотом произнесённый призыв мало кто поддержал. Более того, многие комментарии сводились к тому, что Основной закон вообще трогать не следует. Ибо в условиях слабого экономического роста и снижения жизненного уровня населения споры по поводу того, в какую сторону менять Конституцию и в каком направлении вести Россию, могут поколебать и без того не слишком устойчивое общественное согласие в стране.

Спасибо Франции

Оснований для серьёзной ревизии Конституции, на мой взгляд, действительно нет. Нынешний Основной закон, принятый в 1993 г. в разгар демократических перемен и демократических же иллюзий, рядом экспертов признаётся одним из лучших в мире. Есть даже мнение, что многие её положения авторы позаимствовали из Конституции Франции. Ничего удивительного в этом нет: российские демократы издавна черпали вдохновение во французских законах. А с кого ещё списывать? В Англии вообще нет кодифицированной Конституции. Там существует свод судебных законов и обычаев (так называемое «прецедентное право»), и судьи руководствуются практикой ранее имевших место судебных процессов. А о том, что в Англии (даже при отсутствии писаной Конституции) права граждан надёжно защищены, свидетельствует, помимо прочего, и тот факт, что наши бизнесмены в спорных случаях ищут защиты именно в лондонском суде. Вспомним знаменитую тяжбу Абрамовича – Березовского. Нет писаной Конституции и в Израиле, который с точки зрения права считается развитым демократическим г­осударством.

В то же время в Германии и после прихода к власти нацистов продолжала действовать Конституция Веймарской республики (весьма демократическая), принятая в августе 1919 г. Однако эта конституция не помешала Гитлеру превратить страну в пугало для всего мира.


Лучшая в мире

О том, что залогом реальной демократии является не столько сама Конституция, сколько то, в какой мере она соблюдается властью, свидетельствует и наша история. «Конституция победившего социализма», принятая в декабре 1936 г., на момент своего провозглашения считалась самой демократической в мире. Американская Конституция, принятая в 1787 г. в значительной мере под влиянием работ французского философа Монтескьё, на фоне сталин­ской Конституции казалась бедным родственником. В СССР сразу же после утверждения сталинской Конституции о ней стали слагать песни и стихи. Вершиной прославления стала поэма казахского акына Джамбула Джабаева«Великий сталин­ский закон». Поэму разучивали в школе:

Я славлю Великий Советский Закон.
Закон, по которому радость приходит,
Закон, по которому степь плодородит,
Закон, по которому сердце поёт...

О реальном состоянии советской демократии страна в полной мере узнала лишь после появления на свет книги А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». В СССР первое издание вышло во времена горбачёвской гласности в 1990 г. Стало ясно и как «степь плодородит», и как «сердце поёт».

Александр Солженицын.

 

 

Не приведи Бог

Разночтения между законами страны и тем, как они претворяются в жизнь, – многовековая беда России. Русские народолюбцы веками мечтали о том, что «низы» дорастут до свободы и демократии. Пытались насаждать народное образование. Но как только в деревне появлялся залётный Базаров со своей проповедью свободы и равенства, мужики тотчас же сдавали его земскому исправнику.

Реальная жизнь всякий раз показывала, что народ, когда его доставали несправедливо­сти и беды, был склонен скорее к бунту, нежели к участию в выращивании демократии. Полезно напомнить известные слова Пушкина из «Капитанской дочки»: «Не приведи Бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный». Боюсь прослыть хулителем русской демократии, но в России надежды на свободу исторически появлялись лишь тогда, когда ею начинали интересоваться в высших эшелонах власти. Однако стоило призыву к переменам прозвучать из уст Курбского или Герцена, как на них обрушивалась вся ярость царской десницы. Хорошо, если вовремя удавалось сбежать в Польшу или Лондон.

Весна или оттепель?

В СССР, в сущности, воспроизводилась та же модель отношений власти и искателей правд. Массово писались ж­алобы в ЦК КПСС, в парткомы, в профсоюз – это пожалуйста. А вот выйдешь с протестом на улицу – так получай судебный процесс или даже пулю, как в Новочеркасске в 1962 г., когда по приказу Хрущёва была расстреляна рабочая демонстрация, протестующая против подорожания мяса. Так чем Хрущёв с его «оттепелью» отличался от Николая II с его Кровавым воскресеньем?

Новочеркасский электровозостроительный завод.

 

 

Сегодня мечтать о народном счастье, о свободе и справедливости не запрещено. Конституция разрешает. Можно без спроса писать жалобы и даже задавать острые вопросы первым лицам страны. Но если вдруг захочется с теми же вопросами и обидами выйти на Пушкинскую площадь, то лучше десять раз подумать. Пока у нас так: хочешь быть Г­ерценом? Хочешь всем рассказать о своих думах? Отваливай-ка в Лондон! Туда, где нет Конституции.

На фоне европейских событий с «жёлтыми жилетами» и у нас, в России, возобновились разговоры о том, «сколько можно терпеть» и не пора ли и нам, русским, примерить какой-нибудь жилетик. «Вы хотите, как во Франции?» – поинтересовался по этому поводу президент Путин. И ясно дал понять, что, пока он в Кремле, «жёлтых жилетов» и уличных погромов в России не будет. Оппозиция промолчала. И правильно сделала. Потому что ей, оппозиции, хоть и хочется «рыбку съесть», но бунта – «бессмысленного и беспощадного» – она как огня боится.

*   *   *

Последние опросы общественного мнения показывают, что протестные настроения в стране нарастают. Снижаются патерналистские настроения. «Скрепы величия» не работают. Санкции стали негативно восприниматься не только е­вропеизированной элитой, но и населением. Появился и уже работает новый фактор: интернет-технологии позволяют конвертировать пассивное недовольство в уличную активность.

Общественное внимание привлёк недавний доклад И­нститута региональной э­кспертизы. Сотрудники и­нститута, основываясь на настроениях в регионах, настоятельно советуют Москве осознать «новую реальность» и не уклоняться от разговора с оппозицией. «Единая Россия» тоже предлагает начать разговор. Но пока… по «этическим аспектам». В условиях роста цен на бензин и скандальных призывов «есть макарошки»  это прозвучало очень смешно. На мой взгляд, очевидно: стране нужны не уроки этики для чиновников, а полно­ценный п­олитический диалог.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Поделиться​​ новостью:


- Глава союза офицеров «Альфы»: «Власть делит народ на конфликтующие лагеря»
- Правительство резко увеличило финансирование ФСБ и Росгвардии
- Куда может привести Россию насилие силовиков
- Шокирующие вещи, которых стесняются в Европе, но считают нормой в России
- Реальные доходы россиян снова упали
- Доллар взлетел
- И за что ему платили зарплату? Шесть ненужных «подвигов» Глазьева
- Владимир Меньшов: «Стыдно, что на ТВ говорят об Украине, а не о наших проблемах!»
- Госдуму попросили декриминализовать статью об оскорблении представителей власти
- Курящим россиянам предложили урезать зарплату
06:00Январь, 10 2019 331

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю