Почему в России буксует мусорная реформа?

Почему в России буксует мусорная реформа?

Налицо конфликт интересов всех участников отрасли, включая каждого россиянина, который ежедневно выбрасывает мусор и получает квитанции за его вывоз.

В начале 2019 года в России заработала новая система обращения с твердыми коммунальными отходами, которую с чьей-то легкой руки окрестили «мусорной реформой». По прошествии двенадцати месяцев очевидно, что в разных регионах она идет с переменным успехом —  участникам рынка и обывателям не хватает понятных и прозрачных правил игры. 

Почему новая реформа не стимулирует население разделять отходы, а производителей — утилизировать упаковку? Где именно стоит «подстелить соломку» Москве, Санкт-Петербургу и Севастополю, которым старт «мусорной реформы» еще только предстоит в 2022 году?

В двух словах о реформе

Главное нововведение реформы: услуга по вывозу ТКО стала коммунальной. А еще в каждой области страны появился единый региональный оператор по обращению с отходами — юрлицо, ответственное за вывоз мусора с момента погрузки и до размещения на полигоне. 

Новые правила ввели в рамках госполитики в области экологического развития РФ, по которой до 2030 года предполагается ввести раздельный сбор, жесткие санкции за неправильную утилизацию и запрет на захоронение вторичных ресурсов. К слову, сегодня в России захоранивают 95% всего мусора. 

Также существует национальный проект «Экология», по которому уже к 2024 году доля утилизации мусора должна достичь 36%. И 18 декабря в Госдуме приняли законопроект, приравнивающий мусоросжигание к утилизации.

Проблема № 1: Мусор хотят сжигать

«Сейчас у всех паника из-за того, что невозможно выполнить показатели нацпроекта „Экология“ без сжигания, — рассказывает лидер движения „РазДельный Сбор“ Анна Гаркуша. — Есть эксперты, которые считают, что нужно предотвратить образование отходов и стремиться к их переработке. И есть бизнес, который хочет сорвать куш, построив за счет производителей и населения мусоросжигательные заводы. Во всей этой истерии худшее, что могло сделать правительство — приравнять мусоросжигание к утилизации».

Поэтому до сих пор главной задачей экологов было не допустить строительства мусоросжигательных заводов и убедить чиновников, что проблему можно решить другими способами. Например, ограничить использование одноразовых товаров, ввести многооборотную залоговую тару и раздельный сбор отходов.

«Построим еще одну свалку и будем героически с ней бороться»

На фоне этой «анти-сжигательной» идеи все остальные правки экологов в законодательство выглядят косметическими. Однако, как показало голосование в Госдуме, мнение экспертного сообщества чиновников не очень-то и волнует.

«Это даже не преступление, это ошибка из-за невежества и дремучести наших чиновников, — уверен председатель правления Экологического союза Петербурга Семен Гордышевский. — Хотя для любого грамотного школьника, изучающего физику и химию, очевидно, чем грозит бесконтрольный выпуск отходов в атмосферу. Россия движется в Средневековье в области окружающей среды. Чиновники не спрашивают мнения научного сообщества. Почему-то именно в области экологии принцип „не навреди“, как в медицине, у нас не действует, хотя биосфера намного сложнее, чем человеческий организм. Депутаты считают, что они сами все понимают и могут принимать решения».

Проблема № 2: мусорная реформа не стимулирует раздельный сбор

Несмотря на заявленные эко-цели, российское законодательство сегодня никак не стимулирует раздельный сбор — хотя именно на этом этапе можно было бы увеличить количество вторсырья, идущего на переработку, и тем самым сократить количество мусора на полигонах. 

Экологи также рекомендуют развести понятия ТКО (смешанные отходы) и вторичные ресурсы (макулатура, пластик, стекло, бумага, металл и текстиль). После этого разделения последние стоит запретить захоранивать на полигонах вперемешку со всем мусором. 

Законодательство также игнорирует проблему пищевых отходов, которые составляют треть мусорного ведра россиянина и при этом негативно влияют на окружающую среду, оказавшись на полигонах. 

Проблема № 3: у населения нет материальной мотивации 

Даже если человек сортирует мусор, его не поощряют пониженным тарифом за вывоз отходов или оплатой по факту (количеству смешанного мусора). А значит, у людей нет экономической заинтересованности разделять отходы. 

«Не разделять мусор скоро станет просто немодно»

«В Швеции мусор считается по фактическому количеству: чем меньше человек выбросит в ведро, тем меньше заплатит. Есть и второй вариант: при покупке человек оплачивает залоговую стоимость упаковки и может вернуть деньги, сдав упаковку в фандомат или аппарат обратного вендинга. Эти залоговые деньги не являются доходом», — рассказывает Анна Гаркуша.

В России закона о залоговой таре нет, и если человек получил рубль за бутылку, налоговое законодательство уверено, что он продает бутылки с целью обогащения, и за свой доход  должен заплатить налог. Именно поэтому в нашей стране так сложно ввести систему материального поощрения за сдачу вторсырья. 

Проблема № 4: бизнес-интересы регоператоров идут вразрез с эко-целями

Прибыль региональных операторов зависит от количества смешанных отходов, которые они вывозят от населения по единому тарифу.  И это значит, что им просто невыгодно внедрять раздельный сбор — их прибыль уменьшается в зависимости от количества собранных раздельно вторичных ресурсов.  

«Необходимо изменить методику расчета прибыли оператора, поставив ее в зависимость от количества вторичных ресурсов, идущих на утилизацию, — уверена Анна Гаркуша. — Стоит также обязать регоператоров обеспечить раздельный сбор самостоятельно или вместе с другими игроками рынка».

В рамках действующего законодательства с регоператорами можно договориться лишь в том случае, если раздельный сбор будет им выгоден. То есть эко-ориентированная компания устанавливает свои сетки для бутылок рядом с общим контейнером, население продолжает платить по нормативам, а регоператор получает те же деньги и ничего не теряет.  

Проблема № 5: крошечная ответственность производителя  

В российском законодательстве в части обращения с отходами фигурирует аббревиатура РОП — расшифровывается она как «расширенная ответственность производителя». В нынешнем виде она никак не стимулирует производителя инвестировать в инфраструктуру раздельного накопления отходов и делать свою упаковку более экологичной. 

Так, сегодня производитель может утилизировать свою упаковку сам или выплатить экосбор. На разные товары — разные нормативы экосбора, но все они слишком низкие: 10%, 15% 20%. 

«Ставка экосбора неадекватна реальным затратам, которые нужно понести, чтоб создать инфраструктуру раздельного накопления, — рассказывает Гаркуша. — Так, чтобы собрать, транспортировать и досортировать картонные упаковки из-под сока, нужно выложить 4 рубля за килограмм. А тот, кто выпускает эти соки, платит 3 рубля. Такие нормативы утилизации и расценки приводят к тому, что товаропроизводителям выгоднее заплатить в бюджет и „спать спокойно“. Но и другим компаниям утилизировать невыгодно — 3 рублей слишком мало. В итоге коробки не перерабатывают, а захоранивают вместе со смешанным мусором». 

Как изменится плата за мусор?

Еще один пробел в законе: средства экосбора не тратят на создание инфраструктуры раздельного накопления. Так, компания сдала миллион за стекло, и его должны выделить на строительство стекольного завода. Но проблема в том, что заводы такие уже есть, а вот собирать и перевозить стекло — так дорого, что мало кто за это берется. Таким образом, деньги требуются именно на создание инфраструктуры сбора, но закон этого не позволяет. 

«Кроме того, наши производители бунтуют и не хотят платить 100% за утилизацию упаковки, — говорит Анна Гаркуша. — Аргументируют это тем, что якобы 100% упаковки собрать невозможно. Но в Европе действует подобная практика: производитель оплачивает оператору РОП такую сумму денег, которой хватит на то, чтоб собрать и утилизировать всю упаковку. Собирается и правда не все, но за счет этих денег оператор поэтапно создает инфраструктуру. То есть ты произвел 10 бутылок и платишь за 10. Но в этом году утилизировали одну, а в следующем — две. А если мы вообще не будем платить, то никогда и не соберем всю упаковку».

Идеальная РОП — это та, что стимулирует производителя делать упаковку более экологичной. Так, если он знает, что у него труднособираемый товар — с фольгой, пленкой, то понимает, что платит за него 100%, а соберут только 50%. В его интересах, чтобы собиралось больше, и значит, упаковку нужно делать более «зеленой». Но сработает такая тактика только в том случае, если утилизацией отходов не считается мусоросжигание. Если есть МСЗ, производителю будет все равно. 

Проблема № 6: Недружественное земельное и санитарное законодательство

Чтобы установить у дома пункт раздельного сбора, организации нужно разрешение: часто речь идет об аренде, на которую тоже нужны деньги. 

«У нас законодательство эту тему игнорирует. Каждый субъект РФ трактует эту тему кто, во что горазд — и редкий игрок на мусорном рынке может позволить себе установить пункт по раздельному сбору отходов», — говорит Анна Гаркуша. 

Как победить в «мусорной» войне

Как пример можно привести ситуацию в Томске, где с началом реформы частному бизнесу отказали в работе на контейнерных площадках — баки буквально насильно вывезли, а новые поставили не везде, и обслуживаются они очень плохо. Как пишут местные СМИ, эти эко-проекты пользовались доверием населения: жители знали, что разделенные отходы поедут на переработку, а не на полигон. Однако региональный оператор, по всей видимости, решил монополизировать местный «мусорный» рынок. 

Санитарное законодательство тоже вносит свои ограничения в «зеленую» деятельность. Так, есть четкие предписания, что накапливать отходы можно только на приличном расстоянии от других строений. И если торговая сеть магазинов хочет поставить фандомат по приему бутылок, его могут запретить: там, где продаются продукты питания, нельзя собирать отходы.

Что делать? 

«Как внести корректировки в законодательство по обращению с отходами, пока неясно, — говорит Анна Гаркуша. — Но правительство получает обратную связь от граждан, и именно они могут повлиять на федеральную повестку. А задача экологов — донести до людей, на что именно они имеют право». 

И, как показывает практика эко-ликбез нужен не только населению, но и всем участникам рынка отходов. Экологи говорят о том, что стоит проводить семинары и вебинары для всех участников рынка: заготовителей, переработчиков, муниципалов, регоператоров, УК, ТСЖ и производителей. 

Очевидно и то, что без внесения правок в законодательство, невозможно достичь долгосрочных целей по улучшению экологической обстановки в России — пока налицо конфликт интересов всех участников отрасли, включая каждого россиянина, который ежедневно выбрасывает мусор и получает квитанции за его вывоз. 

Автор: Анжела Новосельцева

Поделитесь с друзьями в соцсетях:

 

- Реакция власти на доклад ОБСЕ по делу Немцова
- Новые политики РФ.
- Считайте, что пытка в России фактически узаконена
- На Кубани мужчину оштрафовали на ₽70 тыс. за негативный пост про Путина в соцсетях
- Боязнь Путина заставила чиновников делать невозможное ?
- Сталина на вас нет.
- Путин может войти в историю как последний правитель России
- Почему карабинеров в номера биатлонистов привел Дмитрий Губерниев
- Россия. Бойкая торговля природными ресурсами
- Глава СПЧ Фадеев посетовал на «истеричное потребление» в стране
08:13Декабрь, 29 2019 189

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю