Почему в России начали массово пропадать грибники?

Почему в России начали массово пропадать грибники?

Всему виной дождливое лето. 

«Начинался день спокойно, визуально погода была хорошая, но после обеда все резко изменилось, ливень накрыл сразу целые области в центре нашей страны. Дожди были и до этого. И поэтому в лесах появились грибы. А следом за ними волне логично появились грибники. А если погода вроде хорошая, то и грибников много. А когда погода резко меняется, небо темнеет и начинает хлестать дождь, грибники начинают бежать к домам и машинам, а солнца, главного визуального ориентира, уже нет, и многим непонятно куда бежать. Поэтому до своих укрытий добегают не все, часть остается в лесах», – написал в середине июля известный поисковик Олег Леонов на своей странице в соцсети. 

В России действительно массово пропадают люди. В 2019 году одна только «Лиза Алерт» получила почти 13 тысяч заявок. Пик «сезона» приходится на лето, когда активизируются грибники – каждый день пропадают сотни человек. В этом году, в июле, многочисленные ливни, взрастившие грибы, только способствовали росту этих цифр. В итоге в июле только за одну неделю по России приходилось искать около 600 человек – немногим меньше, чем за все лето 2018-го. 

За конкретными примерами далеко ходить не надо. В конце июля в Истринском районе пропал пожилой мужчина, грибник. Дачный поселок, в котором он живет, со всех сторон окружен лесом. Взял корзину, компас, два (!) заряженных телефона – и направился в чащу. В итоге потерялся. Выбраться самостоятельно не помогли даже телефоны. В поисках участвовало несколько сотен человек, из техники в числе прочего был и вертолет.

 

 

Спасти деда удалось только благодаря как раз этой «вертушке» – волонтеры услышали звук лопастей в трубке обессилевшего мужчины. По нему и нашли. 

 

 

Пожилая пара оставила машину у обочины, взяли корзину, пошли. Когда в привычных местах грибов не оказалось, решили зайти в соседнюю чащу. Пока шли, потеряли друг друга. Муж смог добраться до машины, жена – нет. Созвали поисковиков, полицию, МЧС. Супруг показал им места входа в лес, точку, где видел ее в последний раз. На третий день поисков результата все не было. И мужчина покончил с собой. Его супругу в итоге так и не нашли. 

Еще пример. В конце июля в Щелковском районе 73-летняя дачница отправилась за грибами. В камуфляжном костюме, который почему-то так любят грибники, и без телефона. Спокойно и уверенно покинула СНТ, попала на камеру охраны. Почти месяц поисков, 632 волонтера, вертолет, шесть беспилотников, квадроцикл – безрезультатно. Ареал поисков выглядел вот так. И все равно не нашли. Пока.

#{related}

Волонтерам, конечно, не позавидуешь. При таком количестве пропавших и бесконечных поисках хочешь не хочешь, а задумаешься над тем, что большинства случаев можно было бы избежать. Так что где-то чаша терпения переполняется и у них. Нижегородские поисковики, к примеру, запустили некое подобие флешмоба, призванного вообще отвадить грибников от походов в лес. Они устроили в соцсетях перекличку о том, что в определенных районах области грибов нет. В итоге их не оказалось почти нигде. Как и ягод. Но это, конечно, шутки. А у кого-то вырывается прямо крик души: «Каждый из вас почему-то считает себя самым умным и лезет в лес, не имея при себе даже минимального оборудования. Если вводная на потеряшку гласит «курит», мы радуемся. Ибо это значит, что хотя бы спички/зажигалка-то у него точно есть!!! 

Поймите, полиция и МЧС просто захлебываются от вала ваших заявок. От звонков родственников, вдруг осознавших, что мама/папа/бабушка/дедушка остался ночевать где-то в лесу без лекарств, воды, еды и спичек».

 

 

И не стоит думать, что проблема «беспечности» исключительно российская. В той же Канаде заблудившихся ненамного меньше. 

 

 

Между грибниками и поисковиками никакой войны, конечно, нет и быть не может. Просто первые о вторых обычно даже и не подозревают, в этом и проблема. СМИ, региональные и федеральные власти, не говоря уже о волонтерах – все уже давно массово кричат о мерах предосторожности, которыми стоит озаботиться, прежде чем отправиться в лес. Рекомендации довольно просты: компас, спички, свисток, заряженный телефон (лучше с пауэрбанком), еда, вода, яркая и по возможности теплая одежда.

Теряются в российских лесах в основном либо дети, либо старики, но немало также и людей среднего возраста. Причина стандартная – беспечный подход к подготовке. Обычно ведь как бывает – остановились на обочине трассы, у края леса, и пошли «на полчасика», насобирать грибов на суп. Многие даже телефон оставляют в машине. В итоге их ищут сотнями добровольцев и вертолетами. 

Но во многих случаях не спасут даже компас и телефон. Хотя со стороны сложно себе представить, как можно заблудиться в той же Московской области, где каждый второй километр леса прорезан дорогами, ЛЭП, где разбросаны бесконечные СНТ. Иди себе, куда-нибудь да точно выйдешь, так? Тем более что у большинства сейчас на руках смартфоны с картами и GPS-датчиками, которые могут показать точное местоположение. 

Да вот только и они не всегда помогают. Поисковики разделяют «пропавших» и «заблудившихся» людей. Пропавшие могут четко осознавать, где находятся, и даже иногда знать, как выбраться, они просто не в состоянии этого сделать. По разным причинам. 

Первая – лес не выпускает. Человек устал, полез через бурелом, подвернул или сломал ногу... И сидит, ждет помощи. А если это дедушка/бабушка, то они и без травмы вполне могут остаться без движения – просто силы кончились. А вокруг такой густой лес, прогулкой, присвистывая, по которому не пройдешься – придется серьезно потрудиться, преодолевая многочисленные препятствия. Ирония судьбы в том, что в эти лесные ловушки людей иногда заводят как раз те самые онлайн-карты, которые сейчас есть в каждом телефоне. Где-то они могли показать тропу, которой на деле не оказалось, где-то – проложить маршрут сквозь жуткий бурелом. Например, как этот. В определенный момент человек понимает, что залез куда-то не туда, но уже поздно.

Вторая причина – стало плохо. В большинстве случаев грибники – люди в возрасте, с богатым анамнезом. Поднялось или упало давление, случился инфаркт или инсульт – и все, человек остается в лесу. Истощение и обезвоживание тоже могут подкрасться незаметно – а до выхода на тропу еще далеко. Обезвоживание к тому же коварно тем, что приводит к дезориентации, галлюцинациям, головным болям. И даже если у него будет связь со спасателями, внятно объяснить им, где он находится, у человека не получится. 

Теги:  поисковая операция


Источник

Поделиться​​ новостью:


- В России пожилых везде гонят вон
- "В этой игре разыгрывалась вся Россия". Как взрывали дома в 1999 году
- В Коми чиновники торжественно открыли новые окна в детсаду
- Симулякры денег: почему валютные резервы России - это фикция
- Минздрав рекомендовал россиянам пить по литру пива пять дней в неделю
- Участникам московских митингов дадут отопление только в декабре
- Шесть запретов, которые существовали в школах бывшего СССР
- Леонид Якубович пересел из джипа в инвалидное кресло
- Фейковое государство не может заменять настоящую Россию
- Заглянул в паспорта живущих в тундре чукчей и ненцев, и удивился, они прописаны в тундре
18:43Август, 22 2019 430

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю